четверг, мая 05, 2011

Пастырь придет... 7 мая!

На экране - серая гамма в коричнево-зеленых тонах: да, это - пост-апокалиптический мир режиссёра фильма «Пастырь» - Скотта Чарльза Стюарта, со-основателя известной студии видеоэффектов “The Orphanage” («Железный человек», «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца», «Город грехов»), который российский зритель увидит 7 мая 2011 года. Встречайте!

Перед зрителем разворачивается история про то, как опытный охотник на вампиров покидает защищённые стены города, чтобы найти и спасти свою племянницу, которую похитили вампиры. Пёстрый мир боевых искусств, наследие американских вестернов, безжизненная пост-апокалиптическая пустыня и безжалостная теократия города соединились в этом 3D-приключении режиссёра Скотта Чарльза Стюарта. Здесь между миром живых и миром мёртвых стоит лишь один человек.


В «Пастыре» снялись Пол Беттани («Легион», «Код Да Винчи», «Игры разума»), Кэм Жиганде («Сумерки», «Бурлеск»), Мэгги Кью («Крепкий орешек 4.0», «Миссия: невыполнима 3»), Карл Урбан («Звёздный путь», «Властелин колец: Возвращение Короля»), Стивен Мойер (сериал «Настоящая кровь»), Лили Коллинз («Невидимая сторона»), Брэд Дуриф (сериал «Дедвуд», «Властелин колец: Две крепости»), Медкен Эмик («Калифрения», «Твин Пикс») и всемирно известный актёр Кристофер Пламмер («Игры разума», «Звук музыки»). Сюжет фильма основан на комиксах Мин-Ву Хена издательства “TokyoPop”.


Жестокая война человечества с вампирами тянулась много веков, и, кажется, что человек одержал верх. Горстка вампиров, выживших в этой войне, скрылась в далёких резервациях, а большая часть человечества спряталась в городах в окружении высоких стен под покровительством церкви. Обществу больше не нужны пастыри - умелые войны, специально обученные борьбе с вампирами и носящие знак Ордена на лице. Теперь они вынуждены жить в изоляции и выполнять тяжёлую неблагодарную работу.

Кратко заглянем в историю создания фильма:

Сценарий.

Созданный Кори Гудманом сценарий «Пастыря» уходит корнями в мир современных комиксов, и вместе с тем - в мир классического кино. Место действия — пост-апокалиптический мир американского «Дикого Запада». В этом на первый взгляд знакомом и в то же время оригинальном мире сливается давящая готика, пост-атомная пустыня и восточные единоборства. Изначально идея пришла из одноимённой 16-томной серии комиксов корейского художника Мин-Ву Хена. В США эта серия вышла в издательстве комиксов “TokioPop”. Слово продюсеру и представителю издательства Стюарту Леви: «В «Пастыре» сочетаются западный и азиатский стиль комиксов. И коль скоро Мин-Ву Хену очень интересно кино, вся его работа изначально очень кинематографична». Стюарт Леви: «Гудман отталкивается от исторической природы этой серии комиксов и создаёт на её основе мир пост-апокалиптического будущего. Ему удалось многое позаимствовать у Мин-Ву и создать нечто совершенно оригинальное и новое. В фильме соединились таланты этих мастеров: цветовая гамма и стиль Мин-Ву Хена и персонажи и сюжет Кори Гудмана. Это тот случай, когда один плюс один даёт три. Кроме того, Гудман почерпнул идею из классического вестерна «Искатели» с Джоном Уэйном, Джеффри Хантером и Натали Вуд режиссёра Джона Форда. Этот фильм вдохновляет кинематографистов уже несколько поколений с момента его выхода в 1956 году. В нём ветеран гражданской войны в США отправляется на поиски своей племянницы, захваченной индейцами во время набега. В 2008 году Американский институт кино назвал этот фильм величайшим вестерном Америки. Он оказал влияние на многих режиссёров, от Дэвида Лина до Мартина Скорсезе и Стивена Спилберга.

Как и в «Искателях», в «Пастыре» всё начинается с похищения девушки. Из-за её похищения главный герой фильма, Пастырь должен покинуть город, чтобы разыскать её и спасти. До начала съёмок фильма прошли и согласования с автором комикса Мин-Ву Хену, так как концепт фильма очень серьёзно расходился с источником. Скажем, время действия фильма - далёкое будущее; а у Хена всё происходит в прошлом.. Но, - все "срослось"! Кроме того, у Мин-Ву Хена и издательства “TokioPop” появилась идея создать новую серию комиксов - Чистилище пастырей (Priest Purgatory). Как говорит Стюарт, «в ней раскроется предыстория нашего фильма. Будет рассказано много историй из прошлого этого мира: войны вампиров и их происхождение, жизнь Пастыря и его товарищей в молодости… Не буду раскрывать всех карт, но вот подсказка для поклонников этой серии: ключевой объект из исходной истории - это Домас Порада».


Синопсис ожидаемого.

Я не буду Вам рассказывать подробности сюжета и то, как сценарий прошел все стадии работы от идеи и обрел "плоть и кровь" режиссерского сценария, что поручили в производство компании Screen Gems в составе Sony. В этом небольшом обзоре про фильм, который я уже видела, я расскажу о том, что мне понравилось: о "картинке", о том, что она из себя представляет, о том, как снимали этот фильм, как его рисовали, каков был реквизит и "декорации" натурных съемок, о том, что думал и говорил главный герой фильма - актер, который мне очень нравится, - британец Пол Беттани:)))))

По масштабу и охвату это самый амбициозный фильм в истории Screen Gems. «Пастырь» - вторая режиссёрская работа Скотта Чарльза Стюарта после апокалиптический картины «Легион» 2010 года, также произведённого в Screen Gems. Понятно, что создать мир - это, безусловно, огромная и сложная задача. В этом фильме каждый кадр - это картинка из параллельного мира, который существует в голове режиссера.

Главное в фильме

Стюарт начал делать акценты на том, что в нём самом находило отклик: «Я понял, что это история о том, как люди идут на жертвы. В частности, это фильм о солдатах, которые отправляются на войну за правое, как им кажется, дело, но эта война ломает их судьбы. Общество живёт своей жизнью и больше не нуждается в них, поэтому они возвращаются не героями, а изгоями. С пастырями случилось то же самое». Здесь, как он считает, уместна аналогия с последствиями войны во Вьетнаме. «Пастыри спасли человечество. За это они пожертвовали своими семьями и своими личностями - у них даже нет имён. Они вернулись с войны, сменилось всего одно поколение, и мир уже не так прекрасен, каким он был раньше. И за это они сражались? Эта тема жертвенности стала для меня главной в фильме». И еще одна, важная тема фильма: отрешенность, изгнание: в одной из сцен в начале фильме маленький мальчик, не знающий толком о войне, спрашивает Пастыря, не больно ли ему ходить с этой татуировкой. «Вот почему я хотел сделать этот фильм, - рассказывает Стюарт, - а не из-за экшна и эффектов. Мы с Полом Беттани много говорили об этой сцене. У пастырей множество талантов и способностей, они очень духовные люди, но их соотечественники избегают садиться с ними рядом в автобусе и сторонятся их на улице. Они выполняют грубую тяжёлую работу, потеряв все связи с другими людьми. Даже дети смотрят на них как на диковинку. В этой сцене мы показываем, как Пастырю хочется быть частью общества».

МИР «ПАСТЫРЯ»

Известно лишь то,

Что всегда был человек

И всегда были вампиры

Образ Пастыря

Для фильма «Пастыря» Кори Гудману и Скотту Стюарту нужно было создать продуманную предысторию о том, как такой похожий на наш (и вместе с тем - совершенно чужой) мир стал полем боя двух видов, сражающихся за выживание - человека и вампира. Слово Стюарту: «Пастыри в фильме - это не священники из нашего мира. Они больше похоже на джедаев. Они солдаты церкви, обученные сражаться против вампиров и имеющие особые навыки. И хотя стать таким пастырем может показаться безумно привлекательным, на деле тебя отлучают от твоей семьи и запрещают иметь с кем-либо близкие отношения. В какой-то степень это монашеский обет». Будущих пастырей церковь находит ещё детьми. Их забирают в церковь, и они посвящают свою жизнь уничтожению вампиров. Их боевой стиль - смесь реальных боевых искусств и сверхъестественной способности, которую создатели фильма называют концентрацией. Пол Беттани: «Мы можем раздвинуть границы человеческих способностей. С помощью молитвы мы можем замедлять мир вокруг нас, двигаясь при этом на одной скорости. Снаружи кажется, что всё происходит невероятно быстро, но на самом деле это мир становится медленнее». Пастыри спасли человечество, они положили конец войне, и как только она закончилась, они же и оказались на дне общества...

Персонаж Пастыря берёт своё начало в прообразе, знакомом как любителям фильмов о самураях, так и почитателям вестернов. Это одиночка, немногословный воин, который возвращается на поле боя, чтобы восстановить справедливость. Когда похищают его племянницу, он разрывет все связи с церковью, которая воспитала его, чтобы найти девушку и отомстить за неё. Кори Гудман говорит, что «Пастырь» - «это наполовину Клинт Иствуд, наполовину Джон Уэйн и татуировка креста на лице».


Стать полноценной частью общества им мешает печать пастырей - татуировка креста на лице. По ним сразу видно, что человек - пастырь. «Крест на лице, -рассказывает Гудман, - ассоциируется у людей с грехами той войны. А самим пастырям это напоминание того, как он опустился после войны. Это несмываемое пятно, но вместе с тем это и объект гордости».

Образ города

Война закончилась за несколько лет до событий фильма, и повсюду всё ещё царит разруха, и пустыня простирается, сколько хватает глаз. Большая часть мира - ядовитые пустоши, большая часть человечества всё ещё живёт в городах под покровительством церкви». Слово автору сценария Кори Гудману: «Эти города — тоталитарная антиутопия.. Актёр Пол Беттани: «Город как будто из романа Джорджа Оруэлла, он ужасно холодный. А пустошь, в то же время, удивительно безжизненная, и это на удивление очень красиво. Я никогда в жизни не видел таких мест. Такое ощущение, что попал в фильм Джона Форда».

Образ вампира

Как выглядят вампиры: "Наши вампира - производная раса, они куда больше похоже на летучих мышей, чем на людей...У них влажная полупрозрачная белёсая кожа, острые когти и клыки… Они скорее похожи на Носферату Макса Шрека, чем на Эдварда Каллина в исполнении Роберта Паттинсона. Гудман: «Ни один человек в здравом уме не захотел бы поцеловать это…» Вампиры «Пастыря» живут и размножаются в огромных подземных ульях, теряя человеческий облик. Вампиры для фильма были созданы известным художником и дизайнером персонажей Четом Заром. Они появляются только в сценах с компьютерной графикой, что позволило Стюарту делать с ними самые неожиданные вещи: «Как только мы могли не думать о практической стороне вопроса, мы моги делать с ними что угодно. Мы сделали их гуманоидами, прожившими в темноте многие сотни поколений, и потому утратившие глаза. Они двигаются очень непредсказуемо, и они куда быстрее людей. Под кожей у них виден скелет, и он сильно отличается от нашего. Они обладают нечеловеческими пропорциями, а также тонким слухом и обонянием, чтобы ориентироваться без зрения».


Легенды о вампирах тоже пришлось переиначить. К примеру, если человека укусил вампир, но человек выжил, он не становится вампиром сам. Он становится вампирским рабом: бледным, болезненно выглядящим безволосым существом, который работает на вампиров днём, пока хозяева спят. Пол Беттани: «В этих вампирах есть что-то пугающее и волнующее. Конечно, вечная жизнь - весьма заманчивая вещь, но вампиры - это что-то совершенно новое».

У стройного, немногословного и угловатого британца Пола Беттани есть повод носить пастырскую робу с гордостью. У него за плечами известные роли в большом кино: «Игры разума» Рона Ховарда, «Код Да Винчи», «Происхождение», недавняя роль в кинодебюте режиссёра Скотта Чарльза Стюарта «Легион», где он сыграл архангела Михаила. После этого фильма киномир заговорил о Беттани как о потенциально большой звезде экшна. Стюарт: «Беттани - великолепный актёр, но и такие роли у него получаются очень здорово. Мы решили пойти ва-банк и сделать ещё более масштабную картину». Но персонажами в этих фильмах движут очень разные силы, как говорит сам актёр: «“Легион” — это история о всепрощении. «Пастырь» - это ярость и месть. История классическая, как древнегреческая трагедия». Беттани: «Пастырь должен действовать по зову сердца. Он знает, что церковь коррумпирована: они закрывают глаза на явную угрозу. И хотя он идёт просить их разрешения, он будет действовать вне зависимости от того, что они скажут. К тому же, его ведёт желание спасти человека, которого он любит. Война настолько изменила его, что он не может сделать для неё ничего, кроме как поубивать всех, кто ей угрожает».

Он и Она

У Пастыря (Пол Беттани) и Монахини (Мэгги Кью) по сюжету - сложные и давние отношения. Они сражались плечом к плечу во время вампирских войн, у них друг к другу сильные чувства, но им строго запрещено что-либо с ними делать. Слово режиссёру: «Монахиня лелеет воспоминания о нём со времён войны. Он был их лидером, так что в каком-то смысле он был для неё источником порядка и безопасности. Мы с Мэгги много говорили о том, что происходило с её персонажем в последующие годы, и как то чувство, которое она вынесла со времён войны, переросло в то, что в её понимании есть любовь». Как говорит сама Мэгги, эта её работа очень далеко отстоит от всего, что она раньше делала на лоне приключенческого кино: «Снять такое, конечно, непросто, но мы ведь не только сняли приключенческую ленту на радость зрителям. Это ещё и настоящее эмоциональное путешествие. У нас отличные актёры и сюжет, и это идеально сочетается с экшном».

Герой и Антигерой

Враг Пастыря, Блэк Хэт, — настоящий лютый злодей в лучших традициях вестернов. В фильме его играет новозеландец Карл Урбан, известный по своим ролям в «Звёздном пути», «Превосходстве Борна» и «Властелине колец: Возвращении короля». В «Пастыре» же ему досталась роль вампира новой масти. «Блэк Хэт, — рассказывает Гленн С. Гейнор, — на 100% комиксовый персонаж. Он может делать всё, что пожелает: разрушить город при свете дня, выжить под лучами палящего солнца, жить среди рабов вампиров днём и среди вампиров ночью. Его сила и самодисциплина сравнятся с пастырскими, что делает его интересным соперником. Но в первую очередь ему нужно, чтобы Пастырь перешёл на его сторону. У Урбана такой типаж, который как раз нужен для такого персонажа. Мы видим, что под всей этой злостью он хороший человек. Чтобы такое сыграть, нужен хороший актёр». Слово Беттани: «У Блэк Хэта было нечто, что он бы сам назвал просветлением. Это очень хорошо проработанная часть фильма, и у него там есть очень убедительные речи. Из его уст, перейти на сторону вампиров становится весьма заманчиво». Еще одна роль "со знаком минуса" доверена кинолегенде - в роли правителя города Монсиньора Ореласа встречаем Кристофера Пламмера - актёра с международным именем, известного по ролям в таких фильмах как «Звук музыки», «Свой человек» (номинация на «Оскар», реж. Майкл Манн) и «Последнее воскресение». Его персонаж в «Пастыре» - непреклонный, жёсткий и могущественный правитель вроде Большого брата. Пламмер признаёт, что очень любит хорроры, и это была одна из причин, по которой он согласился участвовать в фильме: «У «Пастыря» собственный уникальный стиль. Это не просто готика, это такая футуристическая готика с оттенками чего-то оруэлловского, с отсылками к Герберту Уэллсу».


Тон вестерна в «Пастыре» задаётся почти с самого начала, когда мы попадаем на десятый аванпост, владение хоумстедера Аарона Писа (Стивен Мойер), его жены Шэннон (Мэдкен Эмик) и их восимнадцатилетней дочери Люси (Лили Коллинз). Слово Стюарту: «Эти люди приняли осознанное решение не жить в городе. А жизнь в пустоши очень сложная: здесь царит беззаконие, изоляция и опасность».


ЗЕМЛЯ В РУИНАХ: ПОСТ-АПОКАЛИПТИЧЕСКИЙ МИР

Чтобы воплотить на экране режиссёрское видение пост-апокалиптического мира, Скотт Стюарт собрал команду из очень сильных специалистов. В их числе - арт-директор Дон Бёрджесс, художник-постановщик Ричард Бриджлэнд и режиссёр по спецэффектам Джонатан Ротбарт. Первое указание Стюарта - делать город в промышленном стиле. Слово Бриджлэнду: «Всё, что мы хотели показать на экране, должно было носить отпечаток тяжёлой промышленности, в том числе и церковь. Высшие церковные чины хоть и живут в отдельной части города, намного более чистой, но она всё равно промышленная. Вокруг города должна быть одна сплошная мёртвая пустыня, чтобы показать, что в последней войне против вампиров произошла катастрофа, погубившая природу. Мы специально искали такие места, где не будет ни деревьев, ни травы, ни любых других растений».


Одна из первых кадров фильма - силуэт женщины на пороге дома, как это было в известном фильме «Искатели». На удалённом аванпосте посреди пустоши живёт небольшая семья, и за ужином на них нападает свора вампиров. В этой сцене задаётся особый вневременный тон: «Похоже на тридцатые годы прошлого века, но в то же время тут есть и геотермальные панели отопления, ветряные турбины и футуристические устройства весьма потрёпанного вида. И вокруг - совершенно опустошённая местность, насколько хватает глаз». За чертой города мир превратился в пустыню. Природу полностью уничтожила война. Режиссёр Скотт Стюарт: «Люди, решившие жить за стенами города, хотели избавиться от всевидящего ока церкви и жить свободнее, без гнёта Монсеньоров. Они выбрали пустошь, хотя это и территория вне закона». Атмосфера промышленно-теократического фашизма в Пятом городе берёт своё начало в визуальных образах отдельных районов Гонконга и Восточной Европы во времена СССР. «Это город, окружённый стеной. Один из многих городов, в которых люди спрятались во время войны, - рассказывает режиссёр, - Здесь всюду трубы и дымоходы, и трубы к дымоходам, и дымоходы от труб к другим дымоходам. Самое высокое здание - собор в центре города, и из него к небу величественно простираются трубы...Всюду здесь висят видеощиты, по которым с утра до вечера крутят политинформацию о том, что бог, церковь и город защищают тебя от всех бед, поэтому не задавай лишних вопросов и продолжай подносить уголь к печам». Люди в городе живут в постоянной тьме, по уши в саже и с чёрными хлопьями сажи, опускающимися с неба. В пустыне солнце светит всё время, а в городе - никогда».

Трюки, сцены и эффекты «Пастыря» изначально создавались специально для 3D, но его бесконечные пейзажи в духе Золотого века требовали более традиционной технологии и большего внимания к деталям, и Скотт Стюарт принял решение переводить фильм в 3D только на этапе пост-обработки. Ему слово: «Мы планировали, что фильм будет в 3D с самого начала, и много проговорили об этом на подготовительном этапе. Но в последний момент я решил не снимать в 3D, потому что и мой главный оператор Дон Бёрджесс, и я сам - мы все хотели снимать в анаморфотном формате, чтобы получилась эта эпическая картинка». Как говорит режиссёр, использование двухступенчатого процесса позволило собрать всё лучшее из двух миров кинематографа. «Мы использовали старые линзы Panavision серии С, те же самые, которые использовались в «Звёздных войнах», «Чужом», «Бегущем по лезвию» и некоторых старых вестернах. «Пастырь» - пейзажное кино, и мы смогли придать фильму это мощное пейзажное ощущение. Мне нравится, как это выглядит, а Дону (и Дон в своём деле очень хорошо разбирается) было очень интересно работать с этой оптикой». Чтобы достичь желаемого эффекта, создателям фильма пришлось разыскать очень редкие линзы. Рассказывает Стюарт: «Этих линз осталось очень мало, к тому же с такими характеристиками они больше не производятся. Кто-то любит на них снимать, но достать полный комплект - это на грани фантастики. Майкл Бэй снимал на них “Трансформеров”; Джей Джей Абрамс тоже любит с ними работать. Чтобы их заполучить, мы обратились напрямую к производителю». «Люди же отказываются от этих линз ровно по тем же причинам, по которым мне они нравятся, - продолжает режиссёр, - Они ведь дают очень крутые засветы, серьёзно искажают картинку по краям, дают заметные цветовые аберрации и кучу других вещей, которые есть в старых фильмах». Конвертирование в 3D выглядит не хуже, если не лучше, чем если бы фильм изначально снимали в 3D, утверждает режиссёр: «Мы заложили достаточно времени, чтобы сконвертировать его по всем правилам и без спешки. Многие эффекты отрендеренены сразу под 3D, вампиры у нас тоже рисовались с учётом 3D, большие пространства компьютерной графики - всё в 3D на самом раннем этапе. А те плашки, на которые мы накладывали эффекты в реальном мире - их пришлось конвертировать».

Регион съемок

В последние несколько лет компания Screen Gems была известна своей инициативой максимально перенести процесс съёмок в Лос-Анджелес, чтобы поддержать его экономику и обеспечить работой талантливых специалистов этого региона. От создателей картины: "Мы хотели, чтобы в начале фильма у нас была отсылка к «Бегущему по лезвию» Ридли Скотта, поэтому мы снимали его там же, где он снимал свой фильм. Мы хотели получить в кадре бескрайние просторы пустыни, как в «Лоурэнсе Аравийском», и мы нашли такие же пустыни прямо у нас, в Калифорнии. Нам нужны были эпохальные декорации, и мы нашли площадку на Warner Brothers площадью в почти 3,000 кв. м. Мне кажется, что лучше места найти бы просто не удалось, но в любом случае это огромное предприятие».


Сцены в главном соборе снимали на первом этаже башень «Твин Спрингс» в старом районе Лос-Анджелеса. Это здание в стиле модерн построили в 1928 году: здесь всюду мрамор, гранит и мозаика. Ричард Бриджлэнд был очень рад возможности создать здесь зал совещаний Монсеньоров.


Некоторые другие съёмки вынесли за черту города - примерно в 250 км от Лос-Анджелеса в пустыне Мохаве. Построили декорации для съёмок сцен в десятом аванпосте, доме семьи Пейс. Для этих декораций подобрали место на дне высохшего озера в окружении пятисот естественных колонн из известнякового торфа. Эти колонны можно приметить в «Планете обезьян» Тима Бёртона, «Звёздном пути 5» и в сериале «Затерянные в космосе».


Чтобы создать резервацию вампиров «Найтшейд», создателям фильма не пришлось выезжать далеко за черту Лос-Анджелеса. Они нашли старый военный Форт МакАртур, который построили в начале XX в. для защиты гавани. Из старого военного здания арт-команда фильма сделала настоящий военный лагерь с деревянными времянками, пустыми сторожками и клетками с колючей проволокой. Там же они создали подземный склеп, в котором вампиры хоронились от солнца». «Найтшейд, - рассказывает Фитсджеральд, — это как Гуантанамо для вампиров. По сути, это здание под землёй. На поверхность выходит только небольшое помещение для входа, а дальше вся территория располагается на подземных этажах. Чтобы попасть туда, нужно спуститься по большой железобетонной шахте. Ощущение от этого места очень тревожное: огромный подземный комплекс в итоге оказывается ещё более огромным».


Сцены в антиутопическом пограничном городе Джерико снимали на Мелоди Рэнч, построенном в 1915 году джином Отри и часто фигурирующем в классических вестернах. Чтобы добиться нужного эффекта, они придали этому месту промышленные черты. Ребята из арт-отдела привезли сюда декорации из других сцен фильма и приодели старинные деревянные фасады магазинов, салунов, церквей, отелей, банков, домов тюрьмы. Также они преобразили главную улицу: в ход пошли станки, стальные балки и другие промышленные детали, которые помогли создать пугающую футуристическую картинку. Вместе с многими другими декорациями фильма, Джерико тоже нужно было доработать на компьютере. Слово Ротбарту: «Это очень интересное пространство. В нём уже было много деталей, от которых мы отталкивались, чтобы создать промышленный город с большими трубами, вентелями, станками и шахтёрским оборудованием и многими другими вещами. Ричард строил в декорациях идущий вверх водовод, но у него он обрывается, а у нас к нему пристраивается виртуальное продолжение».


Последние пару недель съёмки проходили на огромном Тридцатом лоте Sony, где создали декорации огромного вампирского улья Сола Мира. Этот улей - место, где вампиры размножаются и живут. Это страшное место, вырубленное в горах и состоящее из тысяч полых цилиндров, в которых раньше жили вампиры. Бриджлэнд решил сделать это место на основе идеи пчелиного улья: «Мы исходили из мысли о том, что у вампиров в каком-то смысле тоже есть цивилизация. Есть вампиры-рабочие, есть вампиры-охранники, есть главная матка, которая всех их рожает».


Продюсер Майкл Де Лука горд, что во времена, когда всё больше фильмов создают свои пространства целиком на компьютере и на фоне зелёного экрана, в «Пастыре» удалось снять столько реальных мест Южной Клаифорнии: «Чтобы фильм получился более реалистичным и правдопдобным, мы решили снять по максимуму в реальных физических пространствах. В этих опустошённых и выжженных на солнце местах есть какая-то своя сила, собственная физика и механика. Этого нельзя создать на компьютере». Внешний вид множества элементов был проработан уже на этапе сторибордов и компьютерных зарисовок будущих сцен, по которым фильм позже снимали и собирали. Стюарт работал со своей командой экспертов задолго до начала съёмок, чтобы отточить внешний вид вампирского поезда, оружия, костюмов и мотоциклов: «Для “Ночного поезда”, как мы его называли, нужно было какое-то комбинированное решение: чтобы он был и знакомым, и незнакомым, и понятным, и непонятным. И, к тому же, он должен быть злым и жёстким. Это железный гигант, крушащий всё на своём пути по дороге к городам».

Реквизит

Строить рабочие рельсы на несколько километров не представлялось возможным, так что фасады вагонов навесили на 18-колёсные фуры, которые пустили по пустыне. Большую часть сцен с мотоциклами снимали в Согги Драй Лейк в двух с половиной часах от Лос-Анджелеса. На фоне этого величественного пейзажа создатели сняли сцены погони Пастыря, Монахини и Хикса за поездом Блэк Хэта и его вампиров. Ричард Бриджланд: «Нам нужны были плоские пустынные равнины, как минимум по 10 км непрерывной пустой земли, чтобы пустить по ним фуры. Выглядит это просто невообразимо, потому что на всей той территории, что мы использовали, не растёт ни травинки. Ощущение, что здесь была ядерная война».


По завершении съёмок Ротбарт и его люди воссоздали миниатюрную модель поезда у себя в студии в Северной Калифорнии, чтобы ещё поснимать сцен с разных ракурсов и в разных условиях. В итоге на сцену с поездом пришлось задействовать четыре места: в пустыне для реалистичных общих планов, одно фиксированное место для съёмок драки, интерьер в декорациях и миниатюрная модель».

Мотоциклы

На этапе разработки внешнего вида мотоциклов Стюарт обратился к своему товарищу из компании International Lights and Magic, Таю Рубену Эллингсону - известному дизайнеру и художнику, чьи предметы засветились в самых разных фильмах, начиная с «Парка Юрского периода» и заканчивая «Аватаром». Режиссёр фильма: «Ричард Бриджлэнд придумал термин “брутальный функционализм” - нам нужно было что-то невообразимо мощное по ощущениям, отдалённое от какой-то стилизации или стилистики вообще. Это должно быть простое и чистое выражение скорости. Мы изучили мотоциклы мира, какие-то концепт-арты мотоциклов будущего, и начали рисовать исходя из того, что мы насмотрели. Тай потом довёл до ума эскизы, сделал проект и собрал эти мотоциклы». Каждый мотоцикл проектировался с учётом характера персонажа, который будет на нём ездить. Слово режиссёру: «Мне хотелось, чтобы мотоцикл Хикса был как у Марлона Брандо в “Хулигане”. Это, наверное, самая лютая штука во всём фильме, и Кэм на ней рулит не по-детски».

Немало времени ушло у Беттани на то, чтобы научиться ездить на мотоцикле: «У него колёса расставлены очень далеко, отчего на нём невероятно сложно рулить. И если на парковке в Лос-Анджелесе, где я учился, это было ещё куда ни шло, то в пустыне всё было совсем по-другому. В тот момент решили, что нам пора снимать с мотоциклов дополнительные колёса, с которыми мы учились кататься. Это было неудобно; Макс Бреме даже подшутил над нами: водрузил на мой мотоцикл розовую корзинку с ленточками и цветочками и детский сигнальный горн, как на велосипеде для малышей».

Оружие

Макс Бреме отвечал в фильме за производство и работу с реквизитом, в частности, - оружием. Так как пастыри не применяют в бою огнестрельное оружие, у каждого из них есть своё собственное приспособление, отдалённо напоминающее что-то из арсенала японских ниндзя с отсылками на традиционные символы церкви. Бреме также отвечал за ружья, топоры, косы и пращи, которыми рабы защищали своих хозяев-вампиров. Бреме тесно работал с рядом дизайнеров, и вместе они создали немало уникальных авторских предметов. Ему слово: «Так как этот мир на самом деле не существует, мы должны были сами произвести весь реквизит. Для этого мы смешали старые и новые технологии, причём нужно было поженить современное понимание объектов и материалы из прошлого».


У Пастыря в арсенале полая Библия с дюжиной маленьких метательных крестов внутри. Они раскрываются и становятся смертельно опасными в полёте. «Ещё, - рассказывает Пол Беттани, - у него есть шикарный серебряный нож с двумя лезвиями. По нажатию кнопки он разделяется на два ножа, это очень элегантно и красиво».


Фирменное оружие Монахини - верёвочное копьё. Оно берёт начало в древнем китайском оружии шенбиао. Оно замаскировано под чётки, но её несущая нить наточена до состояния лезвия и может рубить врагов на части. Во время репетиций и тренировок Мэгги Кью использовала «теннисный мячик на нитке, чтобы не заехать себе в лицо на съёмках. Это весьма опасное оружие, но оно очень крутое. Она им сбивает парней с мотоциклов и режет на куски. Вы такого ещё не видели».

У Хикса, шерифа города Огустин, есть пистолет и боевой нож из сирийской стали. Пистолет создан на основе настоящего рабочего Ruger’а 22-го калибра. У него 2 ствола и 64 заряда. Слово Кэму Жиганде: «Это зверь, а не пистолет. Он весит как минимум 4,5 кг. В сценах, где я его подолгу держу на весу, к концу видно, что рука у меня опускается».


Экшн-сцены в «Пастыре» опасны и зрелищны: чего стоит одна драка внутри и на крыше поезда, которая фактически является кульминацией всего фильма! Стюарт отмечает, что сцены драк до съёмок были поминутно прописаны. «Перед съёмками мы делали предварительную 3D визуализацию, чтобы отработать наиболее сложные движения камеры и понять, как подходить к процессу с технической стороны. А затем было множество дней нескончаемых съёмок». Для фильма, в котором присутствуют драки, каскадёрские трюки, которые нужно было совершать на тросах, а также пересечение пустыни на мотоциклах, актёры должны были быть хорошо подготовлены. После того, как Полу Беттани пришлось набрать больше 20 килограммов для роли Чарльза Дарвина в фильме «Происхождение», он был вынужден на протяжении длительного времени приводить себя в надлежащую физическую форму, чтобы сыграть физически крепкого и атлетичного Пастыря. Другим актёрам-исполнителям основных ролей, включая Кэма Жиганде, Мэгги Кью и Карла Урбана, также пришлось проходить длительную подготовку до и во время съёмок. Группа тренировалась с постановщиком трюков Маркусом Янгом для наиболее сложных боевых сцен. «Все мы прошли через изнуряющие тренировки для этих съёмок», - сказал Урбан. «Чтобы выдержать пару недель таких съёмок, нужно быть в отменной физической форме. Это было жестоко».


Беттани проделывал большую часть трюков самостоятельно, не полагаясь на команду профессиональных каскадёров, которая была наготове. «Я ехал на мотоцикле вдоль поезда и должен был на ходу встать с него, чтобы запрыгнуть на поезд», - рассказывает Беттани. «И в процессе я думал: что же я в вообще делаю?! Но я тренировался 9 месяцев, чтобы подойти к роли в должной физической форме. Я очень хотел выполнять большинство трюков самостоятельно. Когда висишь на тросе, вновь чувствуешь себя ребёнком. Я соврал бы, если бы сказал, что этот фактор не влиял на моё желание стать актёром». Но даже при самом лучшем уровне подготовки травмы неизбежны.

«Есть одна сцена, где Пол свисает с края поезда, удерживая Люси», - рассказывает Урбан. «Я должен был наступить ему на руку. В первом дубле я полностью промахнулся мимо его руки, но каблуком зацепил его палец. Он громко закричал от боли, и я подумал, ну какой же он великолепный актёр! Правда, потом я понял, что произошло. Съёмки были остановлены. Слава богу, я ему ничего не сломал, и он сразу же вернулся на съёмочную площадку. Я его безмерно уважаю и восхищён его мастерством».

Надеюсь, что эти материалы, рассказывающие о том, как творческая группа работала над созданием этого фильма, добавит Вам при внимательном просмотре картины своеобразного драйва от понимания того, что создатели нового мира вышли действительно в иную реальность, свободную от знакомых штампов и клише:))

Напоминаю, что фильм выходит в российский прокат 7 мая 2011 года.


Источник материалов и фотографий - http://www.wdsspr.ru/soon/00045/


Благодарю за возможность комфортно смотреть фильмы на большом экране - кинотеатр Кристалл Палас